Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:36 

ТЭ. Азрубанат Огнерожденная: капитан Умбара, царица Шаддата, ученица Палландо :)

Асмела
Альфа-самка шервудской стаи
Общие ощущения от игры весьма двоякие. С одной стороны, поигралось мне прекрасно: эмоционально, интересно и разнообразно. С другой, я пролюбила кучу всего, включая социалку, скомкала взаимодействие с очень многими, потому что «надо спасать мир», провалила свой лучший квест, да и работой мастеров довольна таки не везде. Очень многое из обещанного по микросюжетике, равно как и важные для всей локации инфопласты, нам недодали. Пришлось полагаться на собственные силы. Жаль, что их хватало тоже не везде и поучаствовать в спасении мира, стать по-настоящему полезной мне не довелось – а хотелось, конечно же, очень.

История моего персонажа получилась довольно-таки бестолковой, но насыщенной событиями и чувствами так, что некогда было выдохнуть. Началась она с желания мести, продолжилась суматошной беготней по всему Средиземью в попытке противостоять очередному великому злу, а закончилась освобождением и выходом из привычных рамок, чтобы получить свое маленькое личное счастье и в придачу возможность сделать что-то хорошее если не для мира, то хотя бы для города.

Азрубанат ан-Зарим Азулгимлион принадлежала к одному из старейших чистокровных умбарских родов. Без королевской крови, но тоже весьма уважаемому и ученому. Род этот всю свою историю был для Умбара довольно-таки светлым (за исключением отдельных представителей), не пиратил, к Младшим людям относился покровительственно и даже не высокомерно, а занимался в основном наукой, культурой, искусством и прочими подобными вещами. Воевать приходилось, но в основном с оборонительных позиций. И Азрубанат должна была стать достойной продолжательницей дела своего знаменитого деда Гимилькара: путешествовать, заниматься историей, этнографией и, возможно, дипломатией, разыскивать место пробуждения первых людей, если не успеет дед, и всячески наводить мосты между народами. Но судьба распорядилась иначе.

Потому что родилась девочка в ночь Рейда Торонгиля. Причем ее отец, корабельщик, погиб в отчаянной попытке потушить корабли деда, предназначенные для очередной и самой главной в его жизни экспедиции. Азрубанат осталась последней в роду и, едва подросла, построила корабль и занялась поисками обидчика. Грабить не грабила, а вот участников Рейда убивала, но исключительно честно, в поединках. До тех пор, пока большинство рейдовцев не состарилось, а какая честь вызывать стариков? Да и учитель, друг семьи, старый Азулзир, учил ее, что месть сжигает душу. Его девушка очень сильно любила и считала чуть ли не родным дедом. Под его влиянием она даже помирилась и побраталась с человеком, против которого сражалась несколько лет. Так у нее появились новые друзья – команда бывшего пеларгирского таможенного корабля «Черепаха».

Торонгиля, разумеется, Азрубанат все равно искала. Хотя бы чтобы посмотреть ему в глаза. Ну и питала надежду, что он из чистокровного рода, а значит, еще достаточно не стар, чтобы держать меч и сражаться в полную силу. Но в целом в ее жизни почти не стало войны, зато вернулась наука. И еще появилась любовь, ну или скорее влюбленность, тщательно скрываемая от остальных. Умбарцы слишком заботятся о чистоте своей нуменорской крови, а ее возлюбленный был харадцем. Вряд ли ее родичи и друзья приняли бы подобный выбор. А когда ты остаешься последним в роду и на тебя ложатся все долги – кровная месть, продолжение этого самого рода, завершение того, чего не успели предки, – становится очень тяжело. Каждый шаг должно тщательно обдумывать: принесет ли он пользу, не уронит ли чести семьи?

Так все и шло, пока не стало ясно, что Зигур, виновник гибели Нуменора, снова что-то готовит. Азрубанат разыскала Азулзира и присоединилась к нему в поиске истинных имен назгулов, зная которые, можно было их ослабить и победить. Попутно она занималась своим главным делом, то есть наукой, и в придачу разыскивала необходимые карты и древние ценности для дома Азулахор – того дома, с которым состояла в дальнем родстве и который претендовал на власть по меньшей мере над Умбаром. Как и Азулахоры, Азрубанат мечтала, чтобы все потомки нуменорцев вновь стали единым целым и у Умбара, Гондора и Арнора опять был один Король.

Поиски шли с переменным успехом. Вместо Тол Фуин экспедиция прибыла на Тол Химлинг, где не нашла ничего из задуманного. Ни документов былых времен, ни перстня Беора, ничего… Зато Хранитель Острова поведал, что может отдать достойному венец Северного княжества. Таковым достойным Азрубанат сочла бывшего врага, а ныне побратима, Ангроса с «Черепахи», что происходил из рода Охтара и хотел возродить Север. Ему она и рассказала об услышанном – с условием, что тот в случае успеха поговорит о венце с родом Азулахор.

А потом была встреча с Азулзиром и путешествие по далеким, прежде не виденным землям. История с истинными именами – их искали многие: и Азулзир, и пеларгирская сказительница Рингарин, и Аглавен, гондорская подруга Азрубанат. Общение с несколькими жителями Пеларгира. Саруман Белый, благодаря которому Азрубанат узнала настоящее имя своего «приемного дедушки» – Палландо. Приход в Архив Минас Тирита, где ее, умбарку, встретили без ненависти и вражды. Защита трактира в Бри от орков. Новый удивительный народ – хоббиты. И даже знакомство с нимри, то есть эльфами, которым в Умбаре издревле не принято было доверять, но они все равно показались девушке мудрыми и прекрасными. В конце концов, что худого может выйти, если спросить у них о своем арнорском предке и возможных родичах в дальних краях?

Родичей и вправду следовало найти. Эта семейная тайна – родство со следопытами Севера – рано или поздно вылезла бы наружу. Да и просто хотелось разыскать хоть кого-то родного, раз уж мать годами не желает знать ничего, кроме своих трав и лекарственных снадобий, старший дядюшка никак не возвращается из поисков Торонгиля, младший сменил родовое имя – и никого, кроме него и кузин, у Азрубанат уже не осталось, а имя Азулгимлион носит она одна…

Поиски увенчались успехом, но не сразу. Ни эльфы, ни таинственный гондорский витязь Анортор (коего Азрубанат сперва приняла за Торонгиля, но подозрения не оправдались), ни случайный встреченный арнорец ничего не смогли ей сказать. И лишь в трактире «Гарцующий пони» девушке сумели помочь. Именно там ее письмо прочел родич, Амдир Арагвендорион, – и они наконец-то встретились и познакомились в Минас Тирите. Но это было позже, много позже.

Между тем Азулзир, то есть Палландо, узнал о падении во Тьму своего лучшего друга Алатара. Чем можно было ему помочь? Ему, волшебнику? Азрубанат не знала этого. Но она так и не успела увидеть в нем иное, много более могущественное существо, чем она сама, а видела лишь дорогого человека, старого, бесконечно усталого, подкошенного страшной вестью и отчаянно нуждающегося в помощи. И без колебаний пообещала, что откажется от своей мести, чего он давно желал, если это хоть капельку поддержит его в трудную минуту.

Нет, тогда она еще не простила Торонгиля. Но первый шаг по дороге милосердия был сделан.

Истинное могущество Палландо девушка увидела очень скоро, когда по дороге домой их маленькая компания наткнулась на орочий отряд с назгулом во главе. Орки напали на Харондор, а Палландо со спутниками вышли из леса аккурат на них. Вот тогда-то волшебник и показал, что он вовсе не беззащитный старец, вся сила которого – лишь в его знаниях и доброте… И все же, когда в клубах магического дыма на Палландо – нет, на старого Азулзира – пошел страшный Кольцепризрак, Азрубанат нарушила просьбу учителя не соваться в бой и бросилась на призрака с саблей. Но не догнала – помешали орки. Она успела ранить двоих, прежде чем они тяжело ранили ее саму, а затем ее подобрали и вытащили из битвы лекарь из Умбара и ее же матрос.

Очнулась девушка уже в умбарских Палатах исцеления, где над ней хлопотала подруга, Изаррабель. И спустя некоторое время узнала, что та битва закончилась хорошо, но в следующем бою Азулзир пал. И хоронить пришлось многих. Так счеты к Врагу стали перекрывать в глазах Азрубанат старые счеты к Торонгилю.

А потом тот самый харадец, Джафар, попросил Азрубанат отвезти его на Тол Морвен. Девушке и самой очень хотелось побывать на этом острове, и Азулзир давно хотел того же, но в их руки все никак не попадала подлинная карта. И вот теперь Джафар раздобыл ее – как же было не поплыть?

Путь был долог и труден. Но корабль благополучно дошел до острова, и Азрубанат со своей командой и картографом Бэлузор с «Черепахи» смогли увидеть могилу древнего героя и поклониться ей. Для Джафара же и его спутников приход на Тол Морвен означал благословение Оршарада, их бога. У Тол Морвен тоже был Хранитель, и он поведал мореходам, что до них сюда уже приходили иные люди. Людей этих, сказал он, ведет месть, и великое зло могут они совершить, если вернутся за обломками Черного меча. Потому, если мореходы хотят, они могут пройти испытание – выжить с Маяками судьбы, привлекающими тварей Тьмы, – и вернуться сюда самим, первыми, чтобы получить Черный меч и не допустить попадания его в недостойные руки.

Азрубанат опоздала. Меч достался другим – людям из рода Кастамира. Долго преследовала она их, даже не участвуя из-за этого в важных битвах и потому чувствуя себя предателем, долго убеждала не перековывать, не уничтожать и не использовать клинок, дабы не выпустить в мир дух Глаурунга, и в конце концов ей это удалось – но меч уже был отправлен в кузницу Эребора, и перекован, и отдан в руки Анортора, желавшего мести. Впоследствии Анортор тоже отказался от нее, когда сразился против Тьмы рука об руку с бывшим врагом. Но тогда Азрубанат, Бэлузор и целительница Инзиларет ничего не знали об этом и были раздавлены горем, думая, что в мир придет новое зло из-за их промедления.

Лишь разговор с Эльрондом в Имладрисе утешил их – и там же, в Имладрисе, они узнали, что Враг потерпел поражение. И постепенно горе переплавилось в радость. Судьба отступила, осталась свобода – свобода написать новую судьбу с чистого листа и наконец-то сделать не то, что требует долг, а то, чего хочет сердце.

Немало потерь Умбар понес в этой войне. Он был разрушен орками и заново отстроен. Обратно его отбили гондорцы, которым Умбар сам ранее уже приходил на помощь. Погибли несколько человек с корабля Азрубанат. Был казнен Дулгуминал, глава рода Азулахор, что принес присягу Тьме, не найдя иного выхода для себя. Именно в нем Азрубанат всегда видела нового Короля, способного действительно объединить всех нуменорим, и страшно переживала, поняв, что единственный достойный теперь – именно тот, кого она ненавидит… и, конечно, что смерть Дулгуминала принесла большое горе ее родственницам и Аглавен. Погибла молоденькая роханская девушка, освобожденная Аглавен рабыня, которую Азрубанат и ее команда отвозили на родину. Зато вернулся старший дядя Азрубанат, причем благодаря Аглавен его не казнили за вызов, брошенный Королю. Выжили большинство ее людей и почти все люди с «Черепахи», включая кузину и побратима…

Но главным для Азрубанат было то, что выжил ее возлюбленный. Она знала, что Джафар не присягал Зигуру, хоть и стал для вида служить одному из Кольцепризраков, и очень боялась за него. Не могла поверить, что человеку удастся обмануть Зигура и его могущественных слуг. Но уговорить его отступить с этого пути было бы невозможно – и уже поздно. Все, что могла она сделать, это дать ему нашивку со своим гербом и попросить, чтобы он показал нашивку гондорцам и сослался на нее. Защитить если не от Мордора, то от Гондора. И теперь путь Азрубанат лежал в Шаддат, один из городов Харада, чтобы узнать, где Джафар и что с ним.

В Шаддате она встретила его живым и невредимым. Радость ее была так велика, что предрассудки о недопустимости смешения Высокой крови больше не имели никакого значения. Они открыли друг другу сердце уже не как друзья – как нечто большее.

Тогда же Азрубанат узнала, что многие шаддатцы вместе с Джафаром боролись против Зигура, не силой, а хитростью, и сумели доказать сородичам, что Зигур – вовсе не Оршарад, а Кольцепризрак – не пророк Оршарада. Тот же, кого харадрим признали новым и последним пророком, дядя Джафара, провел религиозные реформы и отменил человеческие жертвы. А еще он сделал Джафара новым царем Шаддата, потому что прежний царь погиб, отказавшись служить Зигуру. Так Азрубанат стала царицей.

Что еще можно сказать об этой женщине… Она училась следовать зову не только долга, но и сердца, и различать долги истинные и ложные. Она обещала свою защиту вастаку Палавару за то, что он защищал Азулзира на дорогах Средиземья. Она вместе со своим дядей Сакалзаном выкупила и освободила взятого харадрим в рабство гондорца из Пеларгира. Она высказала другому гондорцу – она, умбарка! – что судить людей только по крови, текущей в их жилах, нельзя. Она не стала разыскивать тех, кто порочил ее имя, обвиняя в поступках, ею не совершенных, а лишь передала через их сородичей, что желающие дурно о ней говорить могут найти ее и повторить сказанное уже не за спиной, а прямо в лицо. После чего слухи волшебным образом прекратились. Кто их распространял и зачем, оказалось не важно.

И еще она все же отыскала своего врага, Торонгиля, оказавшегося Арагорном, истинным Королем. Тот дал ей клятву, что не сделает ничего, что повредит народу Нуменора, дабы она не пожалела о своем отказе от мести. Что объединит народы и станет править мудро и справедливо. На взгляд Азрубанат, первое же деяние нового Короля – раздел королевств – народу Нуменора повредило. Но вот что она будет с этим делать, это уже совсем, совсем другая история. Может быть, и ничего. Слишком многое случилось, слишком иными глазами она взглянула на все – и в конце концов, пожалуй, по-настоящему сумела простить.

Спасибо за игру скажу всем, кто сделал ее для нас. Но особенно – нескольким. :)
Радомиру и игротехникам данжа – за Острова.
Азулахорам и примкнувшим – за Дом. Друзей, родичей, союзников и команду моего маленького, но гордого корабля «Кхау» (или «Ворон»). Вы лучшие!
Умбару – за дух Нуменора, не потерянный до конца, несмотря ни на что.
Минас Тириту – за гостеприимство в Палатах исцеления и в Архиве. За доверие многих. И, не удержусь от хулиганства, за то, как отдельные гондорские стражники без раздумий подчинялись приказам совершенно левой умбарской девчонки. :)
Гильдии сказителей – за совместные изыскания имен.
Арнорцам – за родича. И за общую неуловимость.
Эльронду – за короткий разговор уже под конец игры, во время решающей битвы. Это было важно. И за носки! Эпичное сушение носков на имладрисском костре! :)
Торонгилю – за данную клятву. Очень сильный момент для меня как игрока, вперсонажно понять, что ты все еще ненавидишь, но не мстишь, потому что пообещал это дорогому человеку в тяжелый для него час, и признаешь своим Королем, потому что более достойного – нет.
Азулзиру-Палландо – за то ощущение света, добра, тепла, которое исходило от персонажа. Если бы не он, падать бы мне во Тьму. За мудрость, готовность делиться знаниями, поддерживать и спасать.
Аглавен – за дружбу. И за то, что смогла простить, понять и полюбить моего дальнего родича, а потом – спасти любимого дядю.
Джафару – за южное мужество и ту самую любовь, которая в конце просто выдернула мою девочку за волосы из глубочайшей ямы и дала ей новый смысл жизни как жене и царице, пусть это и будет уже за рамками игры.
«Черепахе» – за поединок и последующее братание с Ангросом, верную и ехидную кузину Нилубэль, самоотверженную Бэлузор и остальных прекрасных друзей.
«Гарцующему пони», вастакской кофейне и другим кабакам – за вкусную еду и общую атмосферность.
Всех вас люблю. Кого забыла – не сердитесь, пожалуйста. Не со зла, а только лишь от избытка впечатлений! :)

@темы: танки наши быстры, РИ, Арда

URL
Комментарии
2017-07-11 в 01:49 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Таки ты это сделала))
А что не всё удалось - тем жизненнее, значит, получилось. Тут тоже только соберись - всё пойдёт другим путём, хотя и не всегда через то самое место.

2017-07-11 в 23:16 

Асмела
Альфа-самка шервудской стаи
Как-то так, да.

URL
2017-07-11 в 23:22 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Асмела,
А вообще, столько подготовки на себе вытянула. Молодчик.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

…пыль дорог и ветра свист…

главная