Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Фото (список заголовков)
02:33 

Испанский маршрут. Похвастушки

Альфа-самка шервудской стаи
В каком виде я шастала по просторам Испанщины…

Реабилитация хорошей прически.
Местные утверждали, что это очень по-русски, а я бессовестно не поправляла, что вообще-то скорее по-украински. Но я же моложе и симпатичнее, чем мадам Юлия, правда? Зачем мне такие инсинуации? :)



Девочка Мэлочка дорвалась до войнушки. Мексиканец, почему-то говорящий только по-русски и по-английски, в кепке немецкой интербригады похожий на французского пацана Гавроша. :)
Товарищу Николя Мулену я регулярно попадалась в кадр. Ничего против не имею. А конкретно на этом фото с подписью, похоже, меня поймали в тот самый момент, когда я оценивала наш республиканский… строй и представляла, что бы по этому поводу сказал, например, Византиец, мой первый инструктор по мечу. Франкисты строем ходят так, как положено кадровым военным, да и возраста примерно одного, а наши красные голодранцы – «дисциплина для фашистов, а мы свободные люди», и набран кто попало, от пацанов до стариков.



Вечером того же дня, если мне не изменяет память. Очень добрая католичка, измотанная после окопов. За несколько минут до романтического знакомства.



На следующий день. Запись для документального фильма.
Это не швабра! Это микрофон! :lol:



Белые завоеватели в Сарагосе. Давно не видела у себя таких суровых щщей…
Нина обозвала меня Жаном Грандье. А это, между прочим, одна из моих дрим-ролей. :)



И турист обыкновенный, одна штука.


@темы: фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня, РИ

21:47 

Испанский маршрут. Последний день

Альфа-самка шервудской стаи
В наше последнее утро в Эускади мы поехали в Бальмаседу. Рассчитали, что как раз успеем вернуться до выселения.

День открытых дверей продолжался. Например, открытым оказался собор. Памятуя о Гернике, Гастелугаче и еще кое-каких моментах, Нина немного потроллила меня: «Для тебя теперь все церкви в Эускади открыты». Там играла негромкая и очень красивая музыка и почти никого не было. Я не удержалась и все-таки чуточку поснимала. Собор очень уютный, я бы даже сказала – домашний, гораздо уютнее, чем можно было предположить, глядя на его грозные стены снаружи. Легкая радуга от витражей и эта музыка…

Попали в музей, расположенный в здании маленькой церкви. Поскольку мы там были единственные посетители, смотритель даже устроил нам персональную экскурсию, на английском. Немного, кажется, нервничал, то ли из-за другого языка, то ли просто так. Показал видео – реконструкцию поджога Бальмаседы войсками Наполеона. Да-да, был у них такой эпизод. Были жертвы, конечно… а были и партизаны. Потом смотритель провел нас почти на самый верх башенки – правда, увидев мой жадный взгляд в сторону крыши, со смехом сказал, что нет, туда мы уже не пойдем. Попросил расписаться в гостевой книге, а когда узнал про мою нежную любовь к Эускади и эускара, продемонстрировал на рабочем компе фотографии расположенного где-то в тех краях древнего городища – ну, его остатков, разумеется. Реально древнего, еще до нашей эры. Нина как архитектор оценила ровную кладку.

Почти попали в музей доспехов. Там проходила какая-то выставка. «Почти» – потому что двери-то и здесь были открыты, но нам не хватило времени… Пора было садиться в бискайбус и уезжать выселяться.

А потом было такси в аэропорт, был парень в кафушке, пытавшийся говорить с нами по-русски, была пересадка в Мадриде – бешеным галопом до той самой таблички, показать Нине, где взорвали Карреро Бланко. Учитывая общий колер нашего путешествия, было логично завершить его именно так. А к памятнику жертвам франкизма мы сходили накануне вечером.

На этом и закончился мой третий выезд в Испанию и конкретно к баскам.

Дрг мрзд, пожалуйста, пусть не последний.


@темы: фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня

23:00 

Испанский маршрут. Затерянные в горах

Альфа-самка шервудской стаи
На очереди рассказ про Оньяти. Он совсем-совсем другой, не похожий ни на Гернику, ни на Бермео, чем-то напоминает Бальмаседу, но тоже не вполне. За обилие старинной архитектуры его называют баскским Толедо. Не знаю, не была, поэтому сравнивать не буду.



Это провинция Гипускоа. От Бильбао – час на автобусе (пардон – лурралдебусе, от lurralde – «сторона земли», «территория»), короче, глубинка, затерянная в горах. Которые там заметно выше, чем в Бискайе. Если горы близ Бильбао наполовину горянка Нина называла «скорее холмами», то здешние признала именно горами. :) В окрестностях Оньяти они вот такие.



Общее впечатление от города – расслабленность, уют и покой. Он действительно старый (но ни в коем случае не дряхлый!), куда торопиться, а главное – зачем? Более новые здания в нем – тоже очень симпатичные, из стиля не выбиваются, и в них нет-нет да и мелькнет что-нибудь такое, эдакое. Например, интересно оформленный угол дома, или садик, разведенный прямо на крыше, или детская площадка, устроенная под тентом, чтобы играющим детям не напекло голову в жару, или, наконец, цветок эгускилоре на двери – защита от темных сил.



Возле почты и автовокзала там стоит вот такой заслуженный паровозик. Настоящий. Табличка на нем гласит: «Барселона, 1924».



Сердце города – главная площадь. Она окаймлена магазинчиками и забегаловками. За время пребывания в Оньяти мы успели вернуться на нее с гастрономическими целями трижды. Перекусывали в одном и том же баре, один из работающих там мальчиков замечательно умеет свистеть всякие мелодии. И внешне похож на Сан-Хосе из «Атлетика».



Жители Оньяти, как везде в Эускади, весьма политизированы. :) Я полагаю, некоторые из плакатов можно даже не переводить. Давно читающие уже с ходу их узнают. Недавно – могут спросить, расскажу. Но вот этот, с флагами Эускади и Каталонии, – новый, в смысле не встреченный мною ранее нигде. «Две страны, одна борьба». Или «два народа», слово herri многозначное.



Пещеру Айскорри, как я уже упоминала ранее, мы пробакланили. Еще один повод вернуться. Впрочем, чтобы возвращаться в некоторые места, и повода-то никакого не надо. Каждый из городов в Эускади, даже самый маленький, – со своим неповторимым лицом, своим духом, и в каждом я была бы рада остаться. Оньяти – не исключение. Когда сидишь на его главной площади, смотришь на икурринью на фоне высоченной горы и слушаешь музыкальный свист, невероятное ощущение, что в эту минуту тебе принадлежит весь мир.



Жалко, что остаться подольше было нельзя…

А это наш лурралдебус. Бильбобус – автобус, колесящий по Бильбао, бискайбус – по Бискайе, лурралдебус – по всей Стране Басков, между провинциями. Я пыталась фотографировать горы из окна, выходило не очень. Ну, не страшно, у меня и так полно фотографий гор. :)


@темы: фото, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня, футбол

23:01 

Испанский маршрут. День открытых дверей

Альфа-самка шервудской стаи
Вдоволь набродившись по Бильбао, мы отправились за его пределы. Приехали в Бермео. Это небольшой и очень уютный приморский городок, очень-очень морской и очень-очень непоказушный. Здесь нет чего-то слишком туристического. Он просто так живет. Косяки рыбы под мостом, порт, верфь, длиннющий волнорез с маяком и узкие улочки, выходящие к морю. А еще корабль «Aita Gurea» (по-баскски «Отче наш»). Старое здание мэрии, несколько симпатичных и типично морских памятников и смотровая площадка.



И, конечно, дофигища политики. В том числе про Палестину. У нас как раз недавно прошел «Кибуц Атиква», где мы с Ниной играли арабок-коммунисток, и встретить упоминание о Накбе здесь было… внезапно и очень в тему.



(Надписи на плакатах: «Израиль? Нет, спасибо. Бойкот!» и «С 15.05.1948 День Накбы – до каких пор? Да здравствует свободная Палестина!», перевод корявый, но уж как могу…)

Возле кафе, в котором местные удивлялись баскским фразам от откровенно неместных нас, мне позировала чайка. Ровно в миг нажатия кнопочки она расправила крылья. Я думала, собирается улететь, но нет – просто опытная птица, наверное, заметила фотоаппарат. Чайки здесь, и в Гастелугаче тоже, совсем не наглые, не кричат, не галдят и не отбирают еду. Да и вообще их не так много, как ожидаешь от приморского города. Даже странно, учитывая, что с рыбой тут никаких проблем. Короче, это гордые басконские чайки, сдержанные, как и здешние люди. (Хотя Микель вот, например, какой-то нетипичный баск – или просто оттягивался в Каталонии.)



Бермео – необходимый перевалочный пункт на пути в Гастелугаче. Можно еще приехать туда через Бакио, но я привыкла так.



…и в третий раз поднимаюсь к часовне. Показываю Нине заросли эгускилоре, ехидно улыбающуюся улиточку, гордо реющий на ветру флаг Эускади. Сидим на камушке за пределами площадки и любуемся морем. Снимаем и обсуждаем местных чаек. Потом я вспоминаю: Нина, а тут еще есть такой типа домик для странников, зайди туда, там хорошо. И когда Нина идет туда, а я следом, я вдруг замечаю… «НИНА! ОНА ОТКРЫТА!!!»

Часовню открыли. Пока мы там на камушке сидели. Для справки: она открывается четыре раза в году. И найти в Рунете, в какие именно дни, невозможно. А испанского я не знаю. И вот мы попали туда именно в такой день!

Внутри – алтарь с носом корабля, гребным винтом и якорем. Кораблики, подвешенные к потолку. Картины на морскую тему. Весло на стене и прочие морские атрибуты. И живой огонь, конечно. И витражные окошки под потолком. Нам за скромную денежку разрешают снимать. Я опять пытаюсь объясняться по-местному, вроде даже получается. А еще мы увозим с собой магнитики. В форме сердца и с морем.



К морю мы тоже спускаемся. Оно штормит, но я все равно лезу к самой воде – здороваться. Да, я на этой земле становлюсь какой-то сумасшедшей и ничего не боюсь. Здесь не бывает страшно, здесь дух захватывает от красоты и невероятного ощущения, что ты почему-то вовсе не чужой.



На обратном пути нас ждет Герника. Мы, лопухи, хотим посмотреть расписание электричек, чтобы попасть в Бильбао хотя бы к ночи, и забываем. Сразу идем гулять по городу. И это просто какой-то день открытых дверей!

Мы подходим совсем близко к знаменитому дубу Герники. В прошлые разы смотрели только через решетку, а сейчас ворота открыты и можно войти внутрь. Успеваем попасть в музей до его закрытия. Там баскский дедушка с женой умиляются на то, что мы русские, показывают всякое-разное, уверяют, что баскские танцевальные костюмы чем-то похожи на наши, тают, когда я говорю на эускара, и советуют нам сходить в церковь послушать органный концерт. И мы идем. Тем более что церковь эта тоже наконец-то открыта.



Она сурова и строга. Храм-крепость. До конца концерта мы не досиживаем, хотя и очень хочется, – потому что забытое расписание и боязнь опоздать. Но и того, что слышим, хватает. Орган в католическом соборе – это… сильно. Когда к нему подключается певица – еще сильнее. Мне кажется, что собор от этих звуков поднимается и плывет в небо. И я сижу с глазами почти на мокром месте, потому что понимаю: да, город жив, несмотря ни на что, и в нем живут, поют, слушают музыку и говорят на родном языке. А те, кто бомбил город и запрещал баскский язык, давно мертвы. И это – правильно и хорошо.

А еще я показываю Нине парк и огромный эвкалипт. Может быть, он даже ровесник тому самому дубу… Статуя в парке, поразившая меня еще в прошлом году, оказывается, посвящена событиям в Орадуре – в каком же еще баскском городе ей и стоять, как не в Гернике? Но лицо у нее такое, что все равно – феникс. Не только смерть, но и возрождение. Как и должно быть.

Окончательно поражает меня картина над входом в муниципальный дом культуры. Там наши православные церкви. И знакомые костюмы на некоторых людях. И книга с надписью «Буквар» – да-да, кириллицей!



Эускади, по-моему, ты меня немножко троллишь… И за это я тебя тоже люблю.

@темы: фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня

10:35 

Альфа-самка шервудской стаи
Товарищи испанцы скинули мне еще одно фото. Снято перед второй битвой. Наш окопчик. Алан только что проверил, все ли в порядке, и остался доволен. Мы с Ниной тоже лыбимся (сразу видно, собираемся заняться любимым делом!), хотя радоваться нечему: фляжки с водой у нас забрали, когда выдавали амуницию, «хлеба нет, мяса нет, патронов тоже нет»… Но воевать все равно будем.


@темы: фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация

23:34 

Альфа-самка шервудской стаи
Пока пишу очередной кусок отчета, Нина перевела стихи с памятника. Того самого, в каталонских горах. У которого в основании кости погибшего неизвестного бойца. Перевод любительский, знатоки каталанского могут тоже заняться. Но лично у меня, при всей моей несентиментальности, и так слезы на глаза наворачиваются.

Ты, кто так же сидит в окопах напротив меня,
Кто ты?
Возможно, однажды мы дадим друг другу руку,
Ту, в которой сейчас оружие.
Но сейчас, хоть ты и напротив меня,
Ты не можешь услышать мой призыв
С твоим именем — Брат!



@темы: фото, танки наши быстры

00:33 

Испанский маршрут. Возвращение в Страну Басков

Альфа-самка шервудской стаи
Красная почва марсианских пустынь сменилась менее яркими красками, стало больше деревьев. Мы проезжали Наварру. Где-то здесь наш поезд разделился. А потом на горизонте заголубели горы, земля окончательно изменила цвет, лесов стало еще больше… И вот наконец мы едем по суровым северным горам. Более темным и брутальным, чем в Каталонии, из-за других пород деревьев, и при этом чередующимся с пасторальными зелеными долинами и ухоженными городочками. Этот контраст вынес мне мозг год назад и, как выяснилось, по-прежнему вызывает дикий восторг.

Kaixo, Euskal Herria, nire maitasuna!



…здесь можно многое написать. Какой сумасшедшей меня делает эта земля. Как мы посетили все места, где я хотела побывать, но в прошлые разы не везло. Каким восторгом было вернуться туда, где было хорошо, и поделиться этим с другом. Как здорово было приехать куда-то, где еще не ступала твоя нога, или открыть для себя другую часть уже знакомого города. Как успокаивал после сарагосской жары дождем уютный и уже такой родной Бильбао, торжествующе пела голосом органа в церкви Герника, встречал величественно штормящим морем и совсем не крикливыми чайками Гастелугаче, спокойно и непоказушно жил своей приморской и вовсе не курортной жизнью Бермео, расслабленно водил по своим улицам Оньяти и открывала все двери Бальмаседа.

Я постараюсь не утонуть во всем этом. Нам было хорошо. Просто было хорошо.

Сначала был, конечно, Бильбао. Он встретил нас пасмурным небом и легким дождичком. Я даже пожалела в какой-то момент, что не взяла ничего теплее джинсовки. Но ничего, нормально. В Бильбао мы постоянно вырывали друг у дружки из рук фотоаппарат, потому как Нина архитектор и прекрасный модерновый Бильбао ее впечатлил и с эстетической, и с профессиональной точек зрения. Я думала, что отсняла там уже все, что можно и нельзя, поэтому и фотографий ожидала привезти меньше. Ха! Вот что значит профессиональный взгляд. А ведь Бильбао когда-то был угрюмым промышленным городом. Сейчас невозможно поверить.



Встретились с Энеко, парнем, с которым я переписываюсь с декабря. Побродили с ним по городу, послушали, как оркестр баскских дедушек играет «Txoria txori», поднялись на Арчанду. Ради мемориала баскским солдатам, потому как гражданская давала о себе знать и здесь, и ради вида на пасмурный, но все равно волшебный Бильбао. И ох уж мне это новое поколение, постоянно с гаджетами в руках – только отвернешься, а тебя уже снимут украдкой и тебе же кинут в Фейсбук! :)



А вообще хорошее поколение, правильное, и читает то, что надо, и рисует здорово, и на повара учится, причем с удовольствием, и огородик свой имеет в 19 лет (тссс! я не стала палить, что знаю настоящий возраст, прибавили-то себе лишние годики еще в начале общения!), ну и над такими темами задумывается, над которыми наши парни задумаются в массе своей хорошо если в 25…



На футбол не попали. Увы, увы. А ведь мои мальчики выиграли. Расходились при этом со стадиона спокойные-спокойные, не прочтешь новости – и не поймешь, что сие была победа.

Зато дошли до парка доньи Касильды. Первый раз вечером, второй – уже в день отъезда, посмотреть и пофотографировать при свете дня. Ох, какая зависть – в выходной день в довольно маленьком парке хватает места всем желающим и нет ощущения толпы! Вот что значит небольшой город. Энеко жаловался, что это проблема, мы смотрели непонимающими глазами и уверяли, что проблема – как раз город большой. Ну… хорошо там, где нас нет, так часто бывает. Но мне реально хочется иногда отдохнуть от суеты столицы и побыть где-нибудь подальше от людей, особенно в приступе мизантропии.

Сам парк очень красивый, с изящными беседочками и галереечками, сверкающими фонтанами и невероятной коллекцией деревьев чуть ли не со всех концов света. Дышите глубже, повторяла Нина, это эвкалипт, это вот это, а это вообще вот это! И я с ней согласна еще в одном: в этом городе хорошо быть парочкой, очень много романтических местечек.



С удовольствием показала свои любимые места. Ну а поскольку мы постоянно куда-то ездили, вполне естественно, что возвращались в отель затемно. Все как всегда, один и тот же сценарий: а еще вот сюда, вон туда и еще вон туда! Ноги гудели, но дурная голова, разумеется, и не думала дать им покой. Я раздолбала вдрызг остатки своих босоножек и каталонских тапок, зато мы успели посмотреть почти все, что было запланировано. И даже сверх того…

@темы: футбол, фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня

23:07 

Испанский маршрут. Сарагоса

Альфа-самка шервудской стаи
Мы были в Сарагосе проездом. Очень скомканные впечатления, главное из которых – жара. Нет, не так: ЖАРА. Не город, а огромная раскаленная сковородка. Улицы широченные, тени мало.

Жители дружелюбные и отзывчивые, как, впрочем, и везде. Охотно подсказывают, как пройти, некоторые даже немного провожают. А еще на улицах разные деревья на каждой, чтобы на развилках и перекрестках проще было вспомнить, где ты уже проходил.

Мавританская крепость сохранилась. Ужасно жаль, что там теперь на окнах современные ставни и вокруг много машин припарковано. Тем не менее удалось сделать несколько кадров «вне времени». Внутрь мы не попали из-за сиесты. (И еще я забыла спеть арию Азучены. Ну еще бы, по такой-то температуре.) В старой части города тоже были пробегом. Минут пять-десять провели у Эбро. Здесь она довольно грязная и только что не заболоченная. «Это потому, что у франкистов нет прогресса, везде сплошной застой», – говорит Нина. Где-то здесь же, если мне не изменяет память, она вспоминает песню «Не летай, голубка, в лес», и я мрачно продолжаю: «Там франкист убьет и съест».

Успели выпить кофе в Сарагосе. Это мем, если что. :) Когда республиканцы планировали взять город, они каждый день говорили: «Завтра мы будем пить кофе в Сарагосе». Не смогли, увы.

Видели додзе «Кеншин» и несколько баров «Амбар». Из окна поезда наблюдали арагонскую красную землю – хотя Арагон и житница Испании, выглядит он местами как марсианская пустыня. Ладно, как Марс в процессе терраформирования и озеленения. :)

А что мне отдельно понравилось и чего я не видела у нас – это разделение поезда на узловой станции, когда половина вагонов едет в один город, а половина в другой. Так что имейте в виду: попасть не в свой вагон иногда может быть очень печально!


@темы: танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, фото

02:00 

Испанский маршрут. Batalla del Ebro

Альфа-самка шервудской стаи
А я люблю военных, красивых, здоровенных…
(группа «Комбинация»)

И налево наша рать, и направо наша рать…
(не-помню-чье народное творчество)


При всей моей нелюбви к реальной войне я нежно люблю оружие и игры в войнушку. Так что, наверное, ясно – реконструкция мне понравилась очень! :)

Начиналось все достаточно бардачно – непонятно, кто, куда, с чем и зачем. Мы знали только, что мы советские «мексиканцы» и изображаем пацанов, поскольку в это время женщин с фронта уже погнали. Хочешь винтовку и сражаться, переодевайся парнем. Не то чтоб это сильно удалось… но спишем все на ролевые условности. Зато было время осмотреться, познакомиться кое с кем из народа и поговорить. И поснимать, хотя на фоне того, что сняли бывшие там профессиональные фотографы, мои снимки – так, ерунда.

В первой части мы форсировали Эбро, высаживались на занятый противником берег и выбивали франкистов с позиций. Во второй части, после сиесты, они отбивали свои окопы обратно. Наша маленькая интербригада (испанцы, французы, англичане, русские) под конец полегла в полном составе. Но зато как!

…Кавалерия. Артиллерия. Авиация. Кавалерия была в основном для красоты и для катания детишек. Хочешь, чтобы все женщины были твои, сядь на вороного коня. Артиллерию представляла наша противотанковая сорокапятка. Ну а авиация лихо пикировала на нас, когда мы переплывали Эбро, и это, доложу я вам, очень интересное ощущение – когда самолет заходит, считай, прямо на тебя и летит низенько-низенько над водой… Предполагалось, что они должны нас бомбить, но в целях безопасности гранаты в воду кидали мы сами из лодок.

Первая часть запомнилась главным образом переправой и самолетами. Оружия мне не досталось, на боку болталась пустая кобура, зато доверили важное дело – таскать ящик с пулеметной лентой для «максима» и подавать эту ленту Ричарду, когда он будет за пулеметом. На практике случился эпик фейл, пулемет заклинило, и мы оба радостно лежали на солнышке попами кверху и делали вид, что стреляем. С моим виртуальным пистолетом я никуда побежать не могла, да и не дело это – товарища бросать. Особенно если он стрелять тоже не может. Справа от нас периодически бухала сорокапятка – внушительно, аж в ухе звенело.

В общем, товарищи справились без нас. Я зато успела почувствовать себя женщиной-скалой, когда один из командования спрыгивал с высоты, страхуясь об меня. То есть приземляясь с руками мне на плечи. Потом подходил извиняться, мало ли, вдруг чуть не сшиб.

В сиесту нас кормили. Зрителей тоже. Но нас как участников – еще и бесплатно. Все сидели под столами в тени деревьев (тени не всегда хватало на всех), ели, пили и трындели. Нина и один дедушка по имени Мариус долго спорили, у кого в стране жить сложнее и проблемы серьезнее («Нашли чем мериться, пропагандисты», – бурчала я), победила дружба. А еще мы с Альбертом, парнем, который учит русский и фанатеет от СССР, на троих спели «Катюшу». Сидевшие за соседним столом легионеры потом радостно кричали «руски!» каждый раз, когда я галопировала мимо них.

Тогда же мы поболтали ножками в Эбро, а друг Альберта, Алеш, предложил мне пострелять из своей винтовки. Холостыми, понятно. Но и так это было счастье.

Во второй части нам дали винтовки. Мне досталась мосинка. Настоящая. Без патронов, разумеется, но, но, но! Отправили в окопы на передний край обороны. Пылит там нещадно. В буквальном смысле ели землю в окопах, потому как набивается она везде. По сценарию противник должен был прорваться по флангу, после чего часть из нас умирала, а часть отступала в другие окопы и там тоже умирала. Что ж делать. Республика сказала «надо», бойцы интербригады ответили «есть».

Сидели. Стреляли. Отступили. В процессе перебегания из окопа в окоп и форсирования склона у меня на этом склоне попыталась слететь обувка. Каким-то чудом я не осталась наполовину босиком. В этом же процессе мы и получили основную долю испанской земли в рот, нос, на лицо, одежду и т.д. Снова сидели и стреляли. В компании француза и кого-то еще. Пригибались, когда пролетал вражеский самолет. Потом франкисты побежали вперед.

…и я вошла во вкус. Привстаешь, потому что окоп глубокий, иначе не прицелиться, спускаешь курок, ныряешь обратно, передергиваешь затвор и снова встаешь и стреляешь. Один из нападавших свалился прямо над окопом и начал вопить. Не знаю, добила бы я его в реальной жизни или нет, по-хорошему стоило бы, но – патроны надо беречь, плюс время, время, хорошо быть пулеметчиком, перезаряжаешься реже… Окончательное решение было принято быстро и очень просто: этот артист орал так высокохудожественно и так откровенно с этого перся, что я ответила по-русски «не надейся, не добью, берегу патроны» и сосредоточилась на стрельбе по другим.

Затем рядом с окопом взорвалась граната. Нину засыпало землей. Затем упал француз. Я, видимо, была в самом укромном уголке, а потому осталась последней. Один из франкистов спрыгнул в окоп, по мне стрелять не стал – то ли не заметил, то ли пренебрег. Далеко не пробежал – я выстрелила в упор. Заметила на краю окопа его товарища. Мы вдвоем передергивали затворы на скорость, злобно зыркая друг на друга, он лежал над окопом, а я на дне. Он успел чуть раньше. Выстрелить я все же выстрелила, но упал ли мой противник, уже не увидела, потому что как честная женщина упала мертвой. И поняла, что фраза «И тогда живые позавидуют мертвым» не лишена смысла – лежать мне предстояло в тени! Да я в раю!

(А каково было реальным сражавшимся здесь… Брр…)

После окончания битвы нас построили. Бардачно. Но в конце концов таки построили. И под аплодисменты жарившихся где-то наверху зрителей две армии пожали друг другу руки.

Нас как девочек периодически пытались обнимать и целовать, а также, разумеется, комплиментить. По-английски говорили не все, так что большую часть сказанного мне потом перевела Нина. Я-то понимала максимум «спасибо» и «мне очень понравилось». Собственно, тогда и прозвучала фраза про любимых врагов – про то, как меня приметили во время перестрелки, запомнили и теперь очень рады обнять и поцеловать. Кавайный элемент, блин. :) Даже с винтовкой.

Потом были фотографии, ужин, эпохальное купание и много чего еще. Добрые женщины напоили нас водичкой. Правда, прежде чем попить, пришлось прополоскать рот, набитый землей… Нина почти прокатилась на вороном коне, но он слишком нервничал, поэтому хозяин решил, что не стоит. А еще мы пообщались с летчиками за Яки. Совсем немножко, правда. А на танцы уже не остались, только посмотрели ночной салют.

Фотографии, сделанные мной перед битвой, попозже выложу все, но вообще-то оно фигня, лучше идите по ссылкам. Это в основном Фейсбук, так что не знаю, как с доступом для незарегистрированных. Но есть и видео с Ютуба.



Вот у этого прекрасного человечища уже десять альбомов с Эбро, и, возможно, оно не предел.
Другой прекрасный человечище сделал альбомы в цвете и в ч/б – и тоже есть шанс, что пополнит их новыми снимками.
А тут лежат фото от Лорены.
А тут – от Аны, красавицы-санитарки.
И еще чуть-чуть на сладкое. Ах, какой самолет!..
А еще есть видео для тамошних новостей. На испанском, понятно, но и так можно оценить.
И еще одно – от зрителей.

Как-то так оно и было.

@темы: щас спою, фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация

19:51 

Испанский маршрут. Каталонская глубинка

Альфа-самка шервудской стаи
Земля контрастов. От небольших уютных городков, окруженных садами, до величественных гор. От местечек, где время словно остановилось, до футуристических ветряков, на которых в темноте вспыхивают огни. Жара. Сухие грозы – мы два вечера видели молнии в тучах, но не было ни грома, ни дождя. Вот, например, в этом роскошном закатном облаке молнии тоже мелькали, но поймать их мне не удалось.



Фатарелла. Почти деревня, только дома каменные. Церковь, смотровая площадка. Все тихо и пасторально. Очень понравились и хозяйка отеля с семьей, и вообще местные. Два маленьких музея, один из которых мы перед реконструкцией дружно ограбили с разрешения Жоана.



Эбро. Широкая, быстрая и прекрасная. Кое-где у берега высоченный камыш, в пару человеческих ростов. Видели два моста, разрушенных во время войны. Один восстановили республиканцы, другой остался так.



Какая-то маленькая мелкая речка с удивительными берегами из красного камня. В стороне от нее был чей-то заброшенный домик, где мы баловались с сельхозинвентарем, в частности серпом и молотом, и умилялись на летучих мышей. Никогда не видела их живьем нигде, кроме зоопарка. А тут вдруг целая стая!



Каталонцы страшные сепаратисты. Даже на уровне «это каталонская вода, не испанская, попробуйте обязательно, и вино именно каталонское, а сейчас мы вам покажем, как у нас в Каталонии его пьют». Пьют из особого кувшина с носиком и ловят струю вина губами прямо в воздухе, не касаясь этого носика. Ругани на политические темы не заводят даже после распития, спорят или подкалывают друг друга очень цивилизованно и мирно. Нас напоить местные трактористы пытались. А может, и не трактористы, но крестьяне, земледельцы. Мы отказались, ибо именно в этот вечер должны были петь. Пришлось спеть и для них. :) Только я уже не помню, этим вечером или другим, а может, и два вечера подряд. Бедные наши горлышки.

Огромное количество траншей и бункеров. Неудивительно, здесь проходила линия фронта. Жоан показывал нам холм, на котором стоял домик его бабушки. От домика остался только фундамент, а сам холм усеян воронками от попаданий артиллерийских снарядов и авиабомб. А еще на нем поставили памятник в честь бойцов пятнадцатой интербригады, чьи позиции тут и были.



Нам рассказали про Чарли – названного так бойца, останки которого раскопали здесь и теперь пытаются установить его настоящее имя. Сказали, что многие еще не найдены и мы, по сути, ходим по костям.

Оценила, как хорошо быть пулеметчиком. По крайней мере, пока тебя не погасили гранатой. Потому что пулеметчик не жарится на солнце, а сидит в прохладном бункере. Бункер частично сохранился с того времени, частично восстановлен. Вне его – кошмар и ужас, держать позиции каталонским летом. Много, в общем, было невеселых мыслей о том, какие же невероятные существа – люди, на что они готовы ради чего-то важного и при этом на что порой способны эту свою невероятность распылять…



Корбера. Алфавит свободы, оставленный в назидание потомкам, и музей в частично разрушенной и постепенно восстанавливаемой церкви. Один из экспонатов – классная доска, сплошь исписанная словами «я не буду говорить по-каталански в классе». В Корбере жили аж с одиннадцатого века. А потом пришла война.

Я, завидев красивые сосны и вроде бы что-то древнее, отделилась от товарищей, снимавших вид с холма, и понеслась туда, а там оказалось вот это. Жутенькое ощущение, идти по залитым ослепительным солнцем улицам, на которых от домов – одни остовы. Рухнувшие перекрытия, проваленные полы… и при этом уцелевшие, например, окна и двери. Впечатление мощнейшее. Если бы при мне не было фотоаппарата, наверное, совсем бы ударило по мозгам. А так чуть полегче. Идешь по солнцепеку, снимаешь все подряд и ругаешься сквозь зубы, потому что ну черт побери, ну ничему ведь люди не учатся.

Это место не стали восстанавливать. Люди не захотели возвращаться. Жизнь кипит ниже, в новой части, а в старой мы встретили только смотрителя музея и с пяток посетителей. Никакая мелочь здесь не шастает, не играет и ничего не пишет. Оно понятно.



Ну, и чтоб не заканчивать на грустной ноте…

Смотровая площадка с мемориалом всем сражавшимся в этих горах. Очень высоко. Ветер, почти сдувающий оттуда. Усеянные камнями крутые склоны. Обрывы. Пещеры. Голубые горы на горизонте. Голубое небо над головой. Я нашла тихое местечко за пределами площадки и какое-то время сидела там, любуясь горами. Зова не услышала, хорошо, Алан носит свисток.

А склон, по которому я поперлась искать пещеры, хотя там с другой стороны, оказывается, была нормальная лестница, не получился. Пещеры тоже вышли не особо, там слишком темно. Жалко. Сильно вглубь и вниз не полезла даже я. А вот склон… На фото почти всегда все выглядит более пологим, чем на самом деле. И прекрасно. Я сама офигела от собственной долбанутости, когда уже у цели обернулась и увидела, где именно я только что прошла. Пусть и очень осторожно, пробуя путь. Вот ведь… гордая горная коза.


@темы: кросскультурная коммуникация, танки наши быстры, фото, щас спою

01:29 

Испанский маршрут. Барселона

Альфа-самка шервудской стаи
Всего один неполный день на город. Мало! Очень мало!

Приучаюсь говорить не «Барса», а «Барна». Барса – футбольный клуб, а свой город жители сокращенно называют именно Барной. Непривычно. Ну ква.

Барна большая и красивая. Но мне все-таки ближе Бильбао. Барселона для меня слишком велика и парадна. Готический квартал, он же исторический центр города, похож и не похож на Каско Вьехо. Местами очень красив, местами слегка подавляет – глухие стены, узкие улочки, – а местами там явно какие-то проблемы с канализацией. Но вот в один внутренний дворик в мавританском стиле мы просто влюбились. Идешь по жаре, страдаешь, а тут внезапно тень, зелень и вода!

Дофигища флагов Каталонии. Даже больше, чем икурриньи в Бильбао. Баски, кажется, плакаты про заключенных вывешивают чаще, чем флаги. И, как и у басков, тут полно людей в футболках любимого клуба. Больше всех популярен, по-моему, Неймар.

Метро – ничего особенного, немного похоже на мадридское. В поездах хорошо и удобно, на станциях и в переходах неимоверная духота. Купила веер, им и спасалась.

Побывали в кафедральном соборе святой Евлалии. Там дворик с фонтанчиком и гусями. Живыми, разумею. Собор очень древний, довольно темный (в плане освещения, а ощущения от него вполне себе светлые), в его центральной части есть огороженное место, где над креслами – фамильные гербы. В этом месте снимать нельзя. В самом соборе вроде бы можно, но я решилась фотографировать только дворик. Унесла оттуда трофей – тряпочку а-ля шарфик, выданную на входе из-за сарафанчика с вырезом, смущающим добрых католиков. Просто отрез ткани, короче. Протупила, надо ли сдавать на выходе и кому, но никто сам не забрал. Так и носила потом регулярно. Нина уверяет, что мне идет.

Ну и, конечно, не могли не зайти в Саграду Фамилию. Очень много народа. Но оно того стоит. Ассоциации почему-то с Менегротом и одновременно с чем-то футуристическим. Из-за развешанных кое-где строительных лесов от витражей исходит невероятный рассеянный свет. На фасаде Рождества витражи в сине-зелено-голубых тонах, на фасаде Страстей – в желто-оранжево-красных. Не помню, действительно там в этот момент было солнце или это уже подсветка, но такое ощущение, что за витражами фасада Страстей таки солнце, причем яростное, огненное. Но именно оно, а не огонь. Да, это страдания и смерть, но они не зря, они закончились, и теперь все хорошо. Посидели внутри, поднялись в лифте на одну из башен, а там нас отпустили в вольное брожение по лестничкам и переходам. Впечатляет, очень.

И о низменном, земном, а именно хлебе насущном. Я, при всем своем ватничестве и патриотизме, в барселонской забегаловке оценила, насколько же там приличный даже фастфуд. Какая божественная свежая кукуруза. Своя, не привезенная хз откуда. Попробовав ее, я возопила, что за такую кукурузу готова Родину продать. Это, конечно, преувеличение, но блин, до чего же вкусно!


@темы: кросскультурная коммуникация, ЭТА песня, футбол, фото

23:02 

Испанский маршрут. Будни авантюристов

Альфа-самка шервудской стаи
Испания и Каталония – это большое приключение. Очень большое и очень приключенистое. О знаменитом «маньяна», наверное, слышали все. Это такое особое «завтра», которое «когда-нибудь» или вовсе «никогда». Нет, конкретно с ним сталкиваться нам почти не доводилось, но общая атмосфера такой расслабленной раздолбаистости и неорганизованности определенно была.

Для начала выяснилось, что необходимая для реконструкторских нужд машина стоит намного дороже, чем предполагалось. Пришлось спасать деньгами. (Позже все скинулись.) Потом мы еще не могли найти компанию, которая нужную машину предоставит, и после прекрасного дня в Барселоне нас ждал увлекательный вечер с поездками в аэропорт и обратно. Лорена и Маркус, которых мы там встречали, не понимали, в чем дело. И когда Алан в очередной раз куда-то уехал, бросив нас четверых в аэропорту, нас посетили апокалиптические мысли, что нам предстоит бессонная ночь в зале ожидания и полное отсутствие машины. Мы сидели, хлестали кофе, пугали новых товарищей заунывным пением «Ой, то не вечер», пытаясь отогнать сон, и мстительно сочиняли про Алана песню на мелодию «Темной ночи».

Потом Алан наконец-то приехал и увез нас в Ла Фатареллу. Радостно сказав, что все в порядке и машина будет. Ехали глубокой ночью и всячески забалтывали Алана, дабы он не заснул на местных вихляющих туда-сюда дорогах. А еще он, о ужас, забыл забрать из своей квартиры часть наших вещей, а именно купленные в Барселоне и тоже требующиеся для реконструкторских нужд местные веревочные не то тапочки, не то сандалии. У меня из сумки вывалился пакет со взятой на всякий случай веревкой, и Алан на ощупь решил, что это тот самый пакет с обувкой. Выяснилось это уже перед самой реконструкцией, и мы спешно объезжали все окрестные городки и деревни в поисках этих тапочек на мой 39-й размер. А по-местному, какой кошмар, 40-й. Почувствуй себя Золушкой наоборот…

А рубашки из музея, которые нам выдали для реконструкции и потом для записи песен! «А где рубашки? Вроде Жоан должен был привезти? – Нет, я не привез, рубашки у Алана. – О неееет! Алан, ты взял рубашки? – Конечно, взял. Рубашки? Ой…»

Скромно молчу о том, что кто-то забыл предупредить о нашем отсутствии нужной строевой подготовки и кое-чьем знании только английского. Ну и ладно, «дисциплина для фашистов, а мы свободные люди!» Надеюсь, на видео не сильно будет заметно торможение в строю и лихорадочные взгляды, а что делает сосед.

А купание в Эбро! Оно было совершенно необходимо, ибо не лезть же в машину покрытыми пылью и грязью. Но местное течение. Очень плохой фэншуй, когда тебя утягивает под сходни, а там глубоко, а ты еще и плавать не умеешь. Галантные каталонские мужчины держали меня, пока я, гм, купалась, и еще и вытаскивали нас обеих из воды. Двое или трое придерживали специальную штуку, которая под весом идущего сама опускается в воду, мы кое-как забирались на нее пузиками, а дальше нас вытягивали за руки. Чорд, а у меня купальник с вырезом был…

А этот неловкий момент, когда ты понимаешь, что внес свою долю в обучение иностранцев плохому! Нет, русскому мату мы не учили никого. Просто в Фатарелле регулярно проезжали мимо заведения с названием «La Siscoteca», и когда наши англичане заинтересовались, что это такое и почему, Дани рассказал, что сие сокращение от «Дискотека Сан-Франциско», в местном произношении «Сан-Франсиско». Повторяли они это «сиско» долго, мы сдерживались изо всех сил, но в конце концов все-таки не выдержали и прыснули. Пришлось объяснять, почему ржем и что это значит. Не, ну а что, к дискотеке вполне подходит… Лен пришел в дикий восторг, полдня троллил нас этим словом, а потом рассказывал сей эпизод всем, кого встречал. Так что мы явно обеспечили данному заведению отличную посещаемость и бессмертную славу. И, кажется, не только в Фатарелле.

Про то, как мы тупили на вокзале в Сарагосе, даже рассказывать стыдно. Короче, не поняли жестикуляции и решили, что не на табличку с электронной очередью надо смотреть, а куда-то наверх подниматься, а где? Но все-таки разобрались с помощью добрых местных. И нам очень повезло – мы взяли два последних свободных места рядом на поезд до Бильбао и одни из последних свободных мест в принципе. И это называется, «да фигня, на месте легко можно купить, заранее заказывать не обязательно»…

А поездка в Оньяти! Это было уже в Эускади, где люди несколько другие. Это уже чисто наше с Ниной. Мне было лениво ждать бискайбус до Бальмаседы, и я, углядев на табло, что в Оньяти можно уехать вотпрямщас, предложила оставить Бальмаседу на сладкое и рвануть сначала в Оньяти. Приехали. Расписание выходного дня, городок маленький, пяти с лишним часов до обратного транспорта нам хватило с головой. Достаточно сказать, что в один и тот же бар мы зашли перекусить раза три. Но вообще нам понравилось, очень спокойный, уютный и милый городок с кучей красивой старинной архитектуры. Жаль только, я пробакланила – забыла, что там недалеко еще и пещера есть. Могли бы успеть. Девичья память!

«Словом, везде царил привычный нам бардак». Наверное, не зря каталонцы и испанцы говорили, что они очень похожи на русских. Но в итоге, несмотря на все это, получилось задорно и хорошо. Али мы не авантюристы?

Теперь надо собрать мозги в кучку и написать о чем-то более серьезном. Да-да, пишу-пишу. А пока вот, посмотрите на тех, с кем мы там большую часть времени провели.

Алан и Микель. Отцы-командиры решают, в какой бар сегодня пойти.



Ричард и Лен.



Лорена и Маркус. Любовь может быть жестокой.




Дани.



Нина и Жоан.



Продолжение следует.

@темы: щас спою, фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня

21:12 

Испанский маршрут. Преамбула

Альфа-самка шервудской стаи
Что, собственно, это было?

Изначально главной целью была реконструкция битвы на Эбро. После рассказов Нины об Альканисе я поехала бы и просто пострелять из винтовки, пошастать по укреплениям, а потом отдохнуть в Эускади, но… но нас позвали еще и посмотреть на съемки документального фильма об испанской гражданской войне и побывать в куче памятных мест. Как можно было отказаться? Так что вся поездка прошла именно под знаком войны и памяти о ней.

Гражданская в Испании – примерно как Великая Отечественная для нас. Мемориалы и музеи в каждом городе и городке. Не все останки погибших бойцов найдены, их разыскивают и пытаются установить, кто эти люди, с помощью анализа ДНК. Память бережно хранится, обе стороны более или менее примирились друг с другом. Во всяком случае, насколько мне известно, таких споров, как у нас за нашу Гражданскую, там нет. Победа досталась правым, но легенда осталась большей частью о левых.

Мы ездили по Каталонии в компании четырех англичан, двух каталонцев, валенсийки и баска. Общались на дикой помеси испанского и английского с вкраплениями русского и баскского, но как-то друг друга понимали. Колесили по дорогам, горам, музеям, вообще по местам, так или иначе связанным с пятнадцатой интербригадой, о которой в основном и будет фильм, и снимали, снимали, снимали. Жили в Ла Фатарелле, где музеев аж два. Побывали также в Файоне, Марсе (это она, Марса, а не Марс :)), Гандесе и еще где только не. Всех названий я сейчас просто не в состоянии упомнить. Кто где жил, ходил строем, фотографировался на память и, конечно, сражался. В местах, где стоят памятники павшим бойцам, тоже были. В каталонских горах есть смотровая площадка, где стоит монумент с костями внутри и дует очень сильный ветер, вот там у меня фотоаппарат просто приклеился к рукам.

В Каталонии очень жарко. Понимаешь, откуда взялась сиеста. Работают рано утром и ближе к вечеру, когда не так припекает. Выжженная, раскаленная, каменистая земля, которую трудно обрабатывать, ветряки, террасы, скудная тень олив. Много колючек, зато совсем нет крапивы и в воздухе разлит аромат сосен, розмарина и еще чего-то приятного и полезного. Одежда совершенно не пахнет потом, только этим местным воздухом. Солнце жесткое. О нас постоянно беспокоились, не обгорим ли мы и намазались ли мы кремом с защитой пятьдесят (хотя мне хватило тридцатки), ибо даже загорелая Нина по здешним меркам – blanca, белая, что уж говорить обо мне. Люди там от этого солнца страдают сами, особенно светлокожие блондины (хотя чернявых и загорелых, конечно, больше). Местные тетушки восхищались оставленной нами московской погодой, завидовали тому, что «у нас сейчас холодно и дождливо», и спрашивали, как же мы решили потратить свой отпуск на их жару и реконструкцию. Алан, главный наш змей-искуситель, в основном благодаря которому и состоялась поездка, вместо банданы сразу нахлобучил на меня тельмановку и сказал, что лучше я буду ходить в ней, а то точно голову напечет. Ну я и ходила, зыркала на местных из-под козырька северными глазами и чуть ли не впервые в жизни понимала, что головной убор летом – это хорошо.

Немножко о новых друзьях. Тех, с которыми мы приключались. Алан очень классный. Лично мне чем-то напоминает Горбовского с его бессмертным «Можно я лягу?». Он англичанин, но что несколько лет прожил в Каталонии, очень чувствуется. Местами даже слишком. У него в результате несчастного случая не хватает одного пальца. Сам он это объясняет так: «Моя мама в детстве мне его отрезала, чтобы я не показывал пальцем на людей и не ковырял в носу». Лорена и Маркус – прекрасная интернациональная пара, отвечавшая непосредственно за процесс съемок. Лорена – хрупкая девушка, с легкостью тягавшая по горам тяжеленную технику (нет, Маркус, если что, тоже ее таскал) и почти не доверявшая эту технику другим, несмотря на вес. Маркус – нереально позитивный парень, у которого широкая радостная улыбка не сходила с лица даже во время собственно битвы за Эбро. Лен и Ричард – отец и сын, два замечательных английских дедушки, приехавших через всю Европу на машине. Кстати, знают несколько слов по-русски. Боги мои, вот чтоб мне в возрасте под девяносто удавалось так скакать по окопам с винтовкой, лихо водить машину и каждый день квасить без последствий! Хотя ладно уж, последнее не обязательно. :) Жоан – смотритель одного из музеев, показавший нам позиции республиканцев вблизи Ла Фатареллы. Дани – музыкант и певец, очень напоминает сразу целую тучу наших ролевиков, подарил нам диск с левыми песнями. Микель – театр одного актера, баскский модельер, в профессию которого поверить просто невозможно, настолько органично он смотрится в форме (как и Алан и как вообще многие местные) и настолько лихо, по-боцмански, ругается на нескольких языках. По-русски тоже, но совсем чуть-чуть. Может, просто не палил большую часть познаний. Как он говорит, ругательства для лучшего взаимопонимания надо учить в первую очередь (правда, на мою просьбу поведать ругательства на эускара ответил, скроив уморительно благочестивую физиономию, что баски слишком светлый и чистый народ, поэтому все плохие слова у них – исключительно заимствованные у испанцев и французов).

В сей компании мы и провели больше половины поездки. С шутками, прибаутками и песнями. Да, петь нас просили. В память о прошлом визите туда Нины, вместе с Миришь. Мы теперь, можно сказать, звезды Фатареллы. В итоге нас даже сняли для фильма – в форме, возле республиканских позиций, поющими «Песню о Щорсе», «Кармелу» и «En la plaza de mi pueblo». Поскольку на записи был слишком слышен ветер, звук отдельно перезаписали, прощения прошу, в сортире отеля. На профессиональную аппаратуру, ага. Кто ж виноват, что там тише и акустика отличная. Так что не знаю уж, вставят ли это в фильм, но такой вот эпизод имел место быть.

Разумеется, были и другие знакомства. В отеле и возле него, в музее Файона (там я ничего не снимала, иначе не ушла бы до самого вечера), на самой реконструкции, наконец… Но об этом – в другой раз. Большая часть снимков тоже будет позже. Около полутора тысяч сделала, еще разбирать и разбирать.


@темы: щас спою, фото, танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня

02:21 

Альфа-самка шервудской стаи
Жива, здорова, заново влюблена, крыша потеряна навсегда.

В половине шестого вечера самолет, потом пересадка в Мадриде, а рано-рано утром понедельника я дома. Буду отсыпаться. А потом писать отчет в хренадцати частях. Я сейчас даже не знаю, с чего начать. Боюсь перепутать, забыть и т.д. Слишком много всего. А уж фотографий, кажется, хватит на целый год.

Новые друзья, новые места, новые впечатления, ну и почти везде, где уже была, побывала еще раз. Жалко, с Айтором не встретились, он уехал, и Железный Пояс поэтому Нине мы не показали. Ничего, повод вернуться.

@темы: танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня, фото

02:29 

Альфа-самка шервудской стаи
Я жива. Уже, похоже, потеряла несколько килограммов, о нет. Но впечатлений море. Сейчас вот доехали до Бильбао, а в предыдущие дни успели перейти линию фронта (несколько раз), переправиться через Эбро, взять Сарагосу и заделаться звездами документального кино, погибелью каталонской глубинки и любимыми врагами симпатичных франкистов.

Вообще я, конечно, ерничаю, а по-хорошему у меня начисто вынесен мозг. Потом напишу все подробно и нормальными словами. О том, какие здесь люди, какая земля, какая память. Без хиханек там, где не надо. Нина снесла крышу мне в Каталонии, теперь я собираюсь то же самое сделать с ее крышей в Эускади. :)


@темы: танки наши быстры, кросскультурная коммуникация, ЭТА песня, фото

10:56 

Альфа-самка шервудской стаи
Давно уже я не видела у себя на фото такой нежной и лиричной физиономии. На кого и по какому поводу так смотрю, хз.

Для сравнения. :lol:



Да, палец так обычно не держат, но будем считать, что уже собираюсь выстрелить или пугаю. :)

@темы: фото, танки наши быстры

01:02 

Концерт в Луганске

Альфа-самка шервудской стаи
Вот так оно и было. На видео можно услышать и залпы. Кажется. Я не помню, на какой песне они звучали, а снято не все.

Лоссэ нас захвалил, конечно.

@темы: танки наши быстры, фото, щас спою

21:23 

А это с «Варшавы»…

Альфа-самка шервудской стаи
Зузанночка с пистолетами по-македонски.



За баррикадой с товарищем Левандовским. И тем самым веником.


@темы: фото, танки наши быстры, РИ

01:34 

Путешествие на Донбасс

Альфа-самка шервудской стаи
Обещала – делаю. Внимание: долго, путано и матерно эмоционально.

Почему, собственно, туда собралась сама, а не ограничилась сбором и сдачей помощи? Знаете, достало, когда в интернетиках на высказанную имху отвечают «ты все правильно понял» или «ты категорически не прав» люди, которые там даже не были. Нет, я понимаю, что за полтора дня много не увидишь, но все-таки, хоть что-то… Ну и высказывания в духе «да был я в Киеве/Львове/Одессе, нормально там все» сподвигли. Для объективности надо было кому-то съездить и на другую сторону линии фронта. Посмотреть, насколько нормально там.

Дорога туда
Бюрократия – зло! Наши чиновники, похоже, руководствуются принципом «как бы чего не вышло», поэтому провезти гуманитарку на доверху загруженной машине и именно как гуманитарку адски сложно. По новым правилам, говорят, требуется даже вес каждого предмета указывать. Но личные вещи на таможне не просвечивали (агрегат не работал), обошлись спаниельчиком, который обнюхал сумки, чемоданы и рюкзаки на предмет наркоты и этим ограничился. Паспорта проверяют только внутренние, спрашивают, куда и с какой целью, достаточно формально.
Погранцы со стороны ЛНР потихоньку учатся у наших плохому, но пока не требуют ничего, кроме заявки со стороны Донбасса и простого перечня грузов со стороны везущих. Раньше и этого не просили. Причем, похоже, оно требуется для сильно загруженных машин, а таких, как мы, пассажиров рейсового автобуса не касается. Наши сумки не досматривали вообще (на их таможне все изрядно разнесено и раздолбано, когда будет починено и будет ли – хз). Паспорта смотрят тоже только внутренние.
На той стороне границы мы пересели с автобуса в бус к местным товарищам, которые как раз занимаются развозом адресной гуманитарки. У них и ночевали. Ездили раздавать тоже с ними.

Блокпосты и вооруженные люди
Есть. Довольно много. Смотрели в основном документы везущих нас местных, нами особо не интересовались, а как узнавали, что из России, относились очень доброжелательно. Наши паспорта даже в руки почти никто не брал. Волшебные слова «гумпомощь, волонтеры из Москвы» – и дают проехать.
Снимать блокпосты, разумеется, было нельзя, а жалко, там очень колоритно все. Много разнообразных флагов, духоподнимательных надписей и т.д.
Хватает вооруженных людей и в городах, даже гаишники ходят с автоматами. Есть комендантский час. Впрочем, улицы вечером и без него не слишком хорошо освещены, так что желающих разгуливать ночами маловато. Все рано ложатся и рано встают.
Иногда постреливают. В Луганске слышали пару раз, но издалека.
Есть ли русские военные, не добровольцы, а именно служащие сейчас, – ну вы же понимаете, что если и есть, светиться никто не будет. Но у подавляющего большинства из тех, с кем мы общались, кто останавливал нас на дорогах и т.д., весьма характерный местный говор.
Дофигища казаков, тоже местных. А вот добровольцы наши точно есть, я даже ехала обратно вместе с одним из них.

Общая обстановка
Ну какая там может быть обстановка. Плохо там. Разрушений много (и это еще, как говорит Лоссэ, Луганск уже немного подлатали). Пленка/фанера/доски в окнах, дырявые крыши, разбросанные взрывами булыжники. Улицы там стараются убирать и держать в чистоте, насколько возможно. Возможностей мало – чтобы вывозить мусор, нужно топливо, а оно стоит дорого.
Плохо с водой. В Луганске как минимум в некоторых районах она только по графику. Стаханов получает воду из Лисичанска, который под силовиками, и получает на порядок меньше, чем необходимо, а в наиболее высоко расположенных районах воды нет в принципе. Приходится развозить в цистернах (топливо, напоминаю, дорого). Пруд в парке изрядно обмелел – черпают из него. Даже табличку повесили, что купаться и купать животных нельзя.
Газ есть. Спасибо за него говорят нам.
Насколько голодно – до края, тьфу-тьфу-тьфу, не дошли, судя по количеству животных на улицах. Но один раз в Стаханове мы видели, как человек искал еду в мусорном ящике. Кое-где работают социальные столовые и очень недорогие по московским меркам кафе (а вот по меркам местным, да еще военным, подозреваю, там таки дорого).
Гуманитарка… Централизованная, от государства, расходится в основном по детским домам, интернатам, больницам и т.д. До остального населения почти не доходит. Несистемная – не все волонтеры хотят ехать в практически прифронтовой город. Так что в Стаханове с ней гораздо хуже, чем в Луганске. Хозяйка дома, где мы останавливались, как раз занимается адресным развозом тем, кто наиболее нуждается. При нас вносили в список новую семью, отдельно пометили, что заехать к ним надо будет, когда все дома, потому что проходила информация, что родители меняют еду на водку.
Луганск выглядит чуть более ожившим. Вполне обычная городская жизнь. В Стаханове менее людно и, например, в парке в воскресенье никого. Детей мало – кого не вывезли, из дома выводят, только если надо.

Настроения
В перемирие никто особо не верит. Говорят, что платят за Крым. Каких-то обид России и русским при этом никто не высказывал, на наш совершенно не местный говор, упоминание Москвы и российские паспорта реагировали улыбками. Правда, когда пришлось менять рубли на гривны, нам все равно сказали: «Говорить буду я, а то как поймут, что вы не местные, возьмут дороже».
Старики хотят мира, а вот те, кто помоложе, – именно победы. Обратно на Украину – те, кого бомбили, не хотят точно, кого нет – видимо, по-разному. В Луганске много граффити как за одну, так и за другую сторону. Стаханов в этом плане какой-то более цельный. Но он ближе к фронту, там не до самовыражения. Еще есть точка зрения, что лучше всего быть независимыми и со всеми дружить.
То, что у них произошло, в Стаханове называют революцией. Стрелкова как зачинщика никто не упоминал, для них все началось под памятником Ленину. Многие из ополчения там и познакомились, когда не давали его валить. Они разные. Кто-то из шахтеров, кто-то из местных бизнесменов. Нередки истории в духе «все продал и пошел воевать».
Противников зовут украми. Мне ухо резало, но, как я поняла, оно хотя бы не этническое, а политическое – судя по тому, что так выражался даже человек из-под Львова. Нацгвардию и ВСУ очень четко разграничивают: первые – фашисты, и никаких разговоров, вторые – «разные бывают, у них же приказ».
Колонны расстрелянных беженцев нам не живописал никто (этим у нас очень любят заниматься диванные воины с обеих сторон: это ваши их расстреляли! нет, их расстреляли ваши!). Про разрушенную школу сказали, что детей в ней не было (как начались обстрелы, детям туда просто запретили ходить). Был рассказ про то, как летчик ВСУ напугал колонну детей, снизившись, а потом резко включив форсаж, но не более того (хотя все равно свинство). А был и рассказ, как машину обыскивали с очень смущенным видом и только что не с тысячей извинений («видно было, что неловко им»).
Не любят ОБСЕ. Их машины мы тоже видели.

Прочее
По местному радио крутят военные песни пополам с «Мельницей». По ТВ показывают и русские, и украинские каналы. Украинские журналисты более эмоциональны и непосредственны, чем наши, и слова типа «диктатор» и «тиран номер один» там обычное дело не то что в программах, где все со всеми спорят, а во вполне себе официальных новостях. На том канале, на который попали мы, «1+1», акцент делался не на местных террористах-сепаратистах, а на злых русских, которые гонят немногочисленных запуганных ополченцев в бой впереди себя («Вранье», – прокомментировала хозяйка дома).
В Стаханове снаряды называют «конфетами от Порошенко».
В Луганске есть памятник жертвам бандеровцев с надписью «Правда забвению не подлежит». Его тоже посекло.
На самом деле жутенько оно, видеть, как било по линии: жилые дома – сквер с памятником – жилые дома – храм, жилые дома – автовокзал – жилые дома…

Дорога обратно
ЛНР смотрит паспорта и спрашивает: ножи, патроны есть? Учтите, на той стороне будут шмонать, так что если есть, лучше сдайте сразу. Более ничего не проверяет.
На нашей стороне просветка работает, а паспортный контроль все так же формален и прост: «Вы к нам с какой целью? – Сначала в гости. – А потом? – Потом, может, работу найду. – Проходите. А вы к нам надолго? – Как получится. – Проходите. А ВЫ откуда едете??? – Из Стаханова. – Что вы там делали??? – В гостях была. – Проходите…»
Уже на территории России видела едущий навстречу гуманитарный конвой.
А то, о чем мы беседовали с нашим добровольцем в автобусе, особо секретным не является, но и класть сюда тоже не хочу. Уж извините.

Дома во всем призналась. Мама теперь боится, что я выкину в следующий раз. Папа, оказывается, подозревал. Сказал, что надо бы меня отлупить, но он мною гордится.

Но это лирика. А вот это – фото и видео.

Немного видов Стаханова. Жилые (местами уже условно) дома, автовокзал, школа, обмелевший пруд, пустой парк.



Заммэра Стаханова об обстановке в городе и о том, какая помощь нужна.



То, ради чего мы приезжали.



Стахановская школа номер шесть, по которой работали САУ (говорят, польские). Крайне советую к просмотру всем любителям романтизировать войну.



Больше фото и видео здесь: arkthur-kl.livejournal.com/1403261.html

В этом же журнале скоро будет продолжение: фото из Луганска и отчет из тех городов, куда я уже не доехала.

@темы: фото, танки наши быстры

20:36 

Альфа-самка шервудской стаи
Ночь с пятницы тринадцатого на ДСВ прошла в фотостудии. Было весело, укуренно и упорото. Катастрофически не умею пользоваться тональником и несколько помята с вечного недосыпа, но прекрасная Ники сделала с этим все, что смогла. Результатом я очень довольна. :)

Вот примерно так. Фото от Nikelyna, платье и рубаха от firnwen, модель вашпокорная. Корсет великоват, сама знаю, поэтому мастера не назову.


@темы: фото

…пыль дорог и ветра свист…

главная